вторник, 1 декабря 2015 г.

Первое задание по проекту "Танцующие снежинки"

Сегодня первый день зимы, а значит пришло время строить планы на три месяца вперед. Делать я это буду "от противного", как советует Наташа, но по-своему.
Планирование всегда было для меня воплощением порядка - пункты, критерии, сроки, оценки и т.д.
Наверное поэтому тот красивый план, который я написала в начале осени провалился.
Во мне сидит хаос!
Хаосом нельзя управлять, но можно заставить работать на меня.
Что доставляет мне максимум удовольствия? Отчего я хватаюсь за работу с горящими глазами и безмерным энтузиазмом? Ради чего готова все бросить и заниматься только этим?
Ради начала чего-то нового. Да, многие любят процесс как таковой, а я люблю все начинать. Новая вышивка, новая баночка крема для лица, новая книга, новая вязалочка. Да, потом это бросается на полпути, но начинается-то за здравие!
Значит нужно тащить это ощущения новизны и свежести как можно дальше. Как? Переключаясь с одного на другое.
Мой любимый пример связан с Лабиринтом. Кто еще не знаком с моей троицей, прошу в дополнение к самому первому отчету
В полной версии книги участников реалити-шоу на выживание Лабиринт не три, а четыре. Написав четыре главы и доведя участников до крайней точки кипения страстей я вдруг надолго "села". Не могу ничего придумать дальше, просто чистый лист в голове. Пробовала  продолжить Матриархат, отвлекаться, переключаться - не помогло. И тогда я ввела новых персонажей. Вводный диалог писала на одном дыхании и теперь это моё любимое место в романе. Кусочек текста будет "под катом" в самом конце поста вместо постскриптума.
Можно ведь все время начинать и пробовать что-то новое и в рамках одного большого и долгого проекта. Нужно только придумать, как это подать самой себе. Вот и весь секрет.
А теперь о планах. На зиму я приняла во внимание еще одну свою особенность - я всегда хочу больше, чем реально могу сделать. Все мои ежедневные планы, которые я вдохновенно составляю по утрам, настолько избыточны, что хорошо бы управиться со списком за два дня, а то и за три. Поэтому в конце каждого дня часть списка ВСЕГДА! остается невыполненной. Вместо того, чтобы расстраиваться и корить себя за это, урезать свой аппетит и амбиции я решила принять это как данность. Да, я не смогу сделать все. Зато сделаю бОльшую часть, а это очень и очень хорошо.
Теперь я составляю планы ЗНАЯ, что избыточности в них примерно 20-25%. И меня это совершенно не напрягает.
Итак.

1. Писательство
1.1. За зиму я ни одной книги не закончу это совершенно точно, поэтому обойдусь ежеденевной нормой в 3000 написанных знаков. Это устоявшаяся привычка и я за последний месяц сачканула всего пару раз и то по уважительной причине.
Писать буду:
- Лабиринт (минимум еще 5 глав плюсом)
- Матриархат (минимум еще 3 главы плюсом)
- Сказки Подземного Царства (минимум одна "сказка")
и если будут дельные мысли, то Тадею (хотя бы 1 главу целиком).

1.2. Проект Sine spe world (группа ВКонтакте), в котором я участвую в качестве соавтора. План - 1 ход от моего персонажа в неделю. А дальше, главное, чтобы наш броневик не забуксовал. Надеюсь к концу зимы выйти хотя бы ходов на 10 плюсом к тем, что сейчас есть.

1.3. Моя группа ВКонтакте . Планы здесь количественные, выражаются в числе подписчиков и других стат.данных.

1.4. Самиздат - поддерживать актуальное состояние всех романов, кроме конкурсных. Показатели так же количественные

1.5. Мастерская Писателей. Круг взаимопомощи (совместная вычитка написанного)
Вычитать и отредактировать
- Лабиринт
- Матриархат

1.6. Читательский СУПЕР-марафон "100-книг". Подробности на моей странице "Я читаю и Вам советую"
Надеюсь за зиму освоить 50 книг из списка. Пока прочитаны и снабжены рецензией только 2.

2. Вышивка
2.1. Бискорню собственного сочинения - 5 штук. Схем пока выбрала три, посмотрю как они будут выглядеть в отшитом варианте: (Готовность - 0%)

2.2. Алфавит. Знаете, чем он так хорош? 33 буквы и каждая представляет собой законченную картинку. Готовы 4, значит можно НАЧАТЬ еще 29!!!) (Готовность 20%)
2.3. Набор в смешанной технике (бисер + мулине) "Вместе - навсегда" от Panna. (Готовность 50%)
Шить буду с сыном, я нитками, он бисером. Сейчас готовы три "ниточных" фрагмента фона из четырех.

2.4. Русская Зима от Риолис. (Готовность 73%)
Да-да, я в который раз мечтаю её закончить

2.5. То, к чему будет лежать в душа в каждый конкретный момент времени. Буду начинать, откладывать, доставать, перебирать, начинать с другого угла и так далее. Я уже заметила, что при таком хаосе в итоге я суммарно вышиваю больше крестиков, чем сидя над одной и той же картинкой. Все равно я все эти наборы когда-нибудь вышью, так какая разница, в какой последовательности?!

3. Шитье
3.1. Комплект постельного белья (полностью переехал из Жар-прицы) Готовность 10%
3.2. Блузка-жилетка с вышивкой. Сейчас только рукава обрезаны. Готовность 5%

4. Вязание
4.1. Переделать мужу рукава на белой теплой кофте с косами. Их нужно отпороть, подраспустить и уменьшить. Готовность - 0%
4.2. Связать жилетку из распущенных хлопковых чулок. Готовность 0%
4.3. Связать крючком салфетку. Готовность 0%

5. Саморазвитие
5.1. Рисовать по одному рисунку через день все три месяца
5.2. Читать спец.литературу (это длинная история) через день.

За сим пока позвольте закруглиться.

P.S. Фрагмент из Лабиринта. Глава "Четвертое испытание"




За бассейном их снова ждали две двери. Разгрузив свирша и вооружив отряд, генерал с уверенностью указал на левую дверь. Не сказавшая за всё это время ни одного слова Мара, толкнула её плечом.
- Опа-опа, улыбка, а не ж… кхм, кого я вижу. Цзы’Наола!
 Добродушный толстяк в красном комбинезоне обитателя карцера распахнул руки навстречу генералу. Из-за его спины выглядывал синий четырехрукий гнарош, а у ног сидел очень тощий и грязный гуманоид.
- Юнджи, тебя должны были вздернуть еще полцикла назад, - заговорил генерал, кивком головы указывая Маре и Джейн, чтобы спрятались за его спину.
- Нет такой веревки, которую я не смог бы купить, - ответил Юнджи, поглаживая аккуратную бородку, - твои девки? Светленькая ничё так. Сторгуемся?
Мара закатила глаза, а Джейн послала ей победную улыбку.
- Я лохматым золотом не торгую, - сказал цзы’дариец, стараясь разглядеть, что там за спиной массивного землянина.
- Зря, отличный бы из тебя вышел сутенер, - Юнджи посмотрел на гнароша и тот придвинулся ближе, - ты здесь по делу или просто мимо проходил?
- Что-то я не вижу на ваших ошейниках управляющего модуля. Где ваш ключевой? – резко сменил тему цзы’дариец.
- Покурить вышел, - ответил Юнджи, поправляя очки в толстой оправе.
- Ну, тогда передавай ему привет, как вернется.
Цзы’Наола демонстративно повернулся к землянину спиной.
- Стой, стой! Не кипешуй, брат, - голос толстяка стал приторно-сладким, - я ж к тебе со всей душой. Безоружной, как вся моя команда.
Цзы’Наола повернулся обратно.
- Наши ряды поредели, - Юнджи в отчаянье заломил пухлые ручонки, - И упс, заветный ошейничек буль-булькнул на дно дыры с очень неприятной жидкостью. Соображаем мы на троих тут довольно долго, как бы достать эту пакость. У тебя нет идей?
- Юнджи, - улыбнулся генерал, - назови мне хоть одну причину помогать команде-сопернику в игре на выживание. Вы здесь застряли? Прекрасно! Меньше конкурентов.
- У меня есть карта Лабиринта, - быстро оттараторил толстяк.
Мара шумно присвистнула. Карта Лабиринта засекречена не хуже кодов запуска  ракет с термоядерными боеголовками. Это ж какого размера была взятка одному из организаторов?
- И где же она? - спросил цзы’дариец.
- Вот здесь, - Юнджи постучал пальцем по виску, - где же еще?
- Как удачно, что у нас есть телепат, - медленно проговорила Джейн, - генерал, если твой приятель хоть раз сам видел карту, то можно «достать» её из памяти.
- Ну-ну, - скептически скривил губы Юнджи.

Я не вижу пластов памяти. Только те мысли и чувства, которые находятся в сознании сию минуту.

- Ась? Что он там говорит? Не можно? Какая печаль, - паясничал толстяк
- Юнджи, я еще не выжил из ума, чтобы доверять тебе. – Цзы’Наола сделал пару шагов назад, - если я достану управляющий ошейник из ловушки, твои ребята сбросят туда нашу ключевую единицу.
- Брат, зачем говоришь обидные вещи? – толстяк выглядел расстроенным, - Юнджи честный бизнесмен и ни разу никого не кинул. Зачем враждовать, если можно плодотворно сотрудничать? Моя карта – твой телепат. В этом году организаторы были неслыханно щедры на дополнительные условия. Да, мне не засчитают победу, но если я окажусь в центре одновременно с победителями – останусь жив. В наше время это совсем не мало. Ну, что по рукам, брат?
- Я должен убедиться в качестве твоего товара, - ответил генерал, - моего телепата ты видишь.
- Да без проблем, - пожал плечами Юнджи, - блондиночка?
Смит удивленно закрутила головой.
- Да-да, ты. На ободе управляющего модуля есть номер команды, - Юнджи ткнул толстым пальцем в Джейн, - Да не коси глаза, дура! Пальцем нащупай.
Американка возмущенно засопела на «дуру», но подчинилась. Кончиком пальца обвела блямбу на ошейнике.
- Пять.
- Умница, - одобрительно кивнул толстяк, - телепат, лови кусок карты со стартовой комнатой номер пять.
Свирш нарисовал в сознании членов команды карту Лабиринта яркими бирюзовыми росчерками.
- Не густо, - генерал недовольно покачал головой, - здесь только контуры стен без внутреннего содержания комнат. Никаких цифр и знаков.
- Ты по этим комнатам и коридорам водил своих? – нетерпеливо спросил Юнджи.
- Да, - кивнул Цзы’Наола, - выглядит вполне правдоподобно.
- Ну, так, что скажешь? – ласково проворковал толстяк.
- Ты не можешь принимать такие решения единолично, - Джейн вцепилась в здоровое плечо цзы’дарийца, - мы все должны проголосовать.
- Ай-вэй, что я вижу? Генерал Смерти стал…, - на круглом лице толстощекого Юнджи появилось выражение крайнего презрения, - демократом?
Цзы’Наола нервным движением стряхнул с плеча руку американки.
- Я согласен.
- Это безответственно! Я протестую, - завопила Смит.
- Протестуешь? В самом деле? – ледяным тоном поинтересовался цзы’дариец.
- Ух, горячая девка, как зовут? – спросил Юнджи, с сальной улыбочкой потирая пухлые ладошки.
- Джейн, - ответил вместо амриканки генерал, - а вторую – Мара. Телепат…
- Эпри-ли-Ксарта, - радостно проворковал Юнджи, - кто же не знает Душителя. Хотя до его появления на экранах для меня все свирши были на одно лицо. Или что там у них? Морда? Не суть.
Юнджи сделал два шага назад вглубь комнаты, а потом ткнул толстым пальцем в гнароша:
- Вот этот четырехрукий – Себас. А тощее недоразумение – Ромео. Не знаю на самом деле как его зовут, но очень уж напоминает того самого малолетнего дебила, сковырнувшегося не за гнутый цент из-за какой-то бабы.
Гуманоид, названный Ромео, болезненно поморщился и втянул голову в плечи. Тощий и низкорослый, как цзыдариец, но темноволосый, как человек.
- Зато Себас у меня толковый, - с воодушевлением продолжил Юнджи, - Видит в инфракрасном спектре и силен, как стадо быков. Даром что из этих. Из заднеприводных. У них мужеложство - привилегия истинных воинов, представляешь, генерал?
Юнджи говорил очень много и очень быстро, а сам всё пятился назад и смотрел под ноги. А посмотреть было на что. Разноцветная мозаика из плиток разного размера покрывала все пространство пола и обрывалась на середине комнаты, где зиял провал. Каждую плитку украшал решенный арифметический пример в три, четыре или пять действий. Иногда встречались уравнения и наборы непонятных аббревиатур.
- Гигантская игра «всезнайка», - сказала Смит.
- Да, и, похоже, что за неверные ответы тут наказывают сильнее, чем плохой отметкой в табель успеваемости, - поддержала её Мара.
- В самую дырочку, девочки, - рассмеялся Юнджи, - одна такая, как вы: молодая, стройная, звонкая, но тупая, наступила не на ту плитку и фюить! Улетела вниз. А с ней драгоценный ошейничек. Провалилась не одна какая-то плитка, а целый участок пола от стены до стены. Вот такие неприятности.
- Линдси, - болезненно всхлипнул то ли человек, то ли цзы’дариец.
- Что ж ты с картой на руках выбрал столь сложное испытание? - поинтересовался Цзы’Наола, сделав шаг на синюю плитку с арифметическим выражением.
- Это был кратчайший путь, - ответил, хитро прищурившись Юнджи, - но теперь придется возвращаться назад и делать солидный крюк.
- Мара, дай мне, пожалуйста, гарпун, - попросил Цзы’Наола.
С выражением полного безразличия на лице индианка протянула гарпун, стараясь не приближаться к генералу ближе, чем на расстояние вытянутой руки. Услышав вежливое «спасибо», новая индийская снежная королева вернулась в коридор за спину Джейн.
- А что за жидкость такая? – спросил Цзы’Наола, повернувшись к Юнджи.
- Ядовитая слюна стервозных баб, - нараспев произнес толстяк, - прожигает насквозь любого неугодного. Об металл только зубы обломала.
- Эйч-Эф-Си-Пять-Эпсилон, - сумничал генерал, - растворяет органику, но безвредна для ряда металлов.    
- Тебе виднее, сколько-там-эпсилон, - пожал круглыми плечами Юнджи, - достать ошейник сможешь?
Цзы’Наола молча вынул из кармана маленький металлический цилиндр и поднес его к зазубренному лезвию гарпуна. С легким «цзинь» магнит прикрепился к лезвию.
- Джейн, мне нужен один из твоих бинтов.
- Ловись рыбка! – восторженно завопил Юнджи, хлопая в ладоши.
Американка не стала упираться и бинт выдала.
- А какое было шоу, - татараторил толстяк, идя след в след за генералом к краю пропасти, - как она визжала, как пузырилась, а вонища! На базаре дарлибов и то лучше пахнет.
- Линдси, - опять простонал Ромео.
- А наш Ромео её так любил, так любил. – Юнджи перешел на громкий шепот, -  Жить, говорил, без неё не смогу. Удавлюсь, говорил, тотчас. А как подружка испарилась, так и сидит. Живой.
Ромео дернулся и вскочил на ноги.
- Воу-воу, - вытянул вперед руки толстяк, - полегче, а то наступишь сдуру еще на какую-нибудь пакость.
- Да пошли вы всё со своим шоу! – заорал Ромео, - Комнаты, задания, зрители. Неужели кому-то неясно, что мы здесь все умрем?
- Я бы попросил не обобщать, - назидательным тоном проговорил Юнджи, - одна идиотка – это не показатель.
- Да как ты смеешь! – орал Ромео, шагая вперед.
Генерал нервно высчитывал в уме примеры на плитках. Пока истеричному парню везло, и путь перед ним был чист.
- Моя Линдси святая! А такие как ты не должны рождаться! Ты толкнул её на эту клетку! Это ты заслуживаешь смерти! А-а-а-а-а!
С горящим взглядом и вытянутыми руками Ромео кинулся на Юнджи. Одновременно к обезумевшему парню дернулись, чтобы остановить, гнарош и цзы’дариец. Но тут же замерли, глядя на цифры на плитках под ногами.
А Юнджи сделал шаг в сторону за мгновение до того, как руки Ромео врезались в его живот. В багровое небо планеты Гуава унесся еще один полный смертельной боли крик.
- Да-да, так оно и было, - комментировал Юнджи, заглядывая в провал, куда улетел Ромео, - крики, шипение и вонь. 
- Святой Боже, - прошептала Джейн, - какая ужасная смерть.

- Смерть не бывает другой, моя сладкая булочка, - проворковал Юнджи.





    
Отправить комментарий